Дарья Сиротина (darsik_dasha) wrote,
Дарья Сиротина
darsik_dasha

Category:

Переделкино, писательский край



Смешное название «Переделкино» сопровождало меня всю жизнь. Мой папа, поэт Борис Сиротин, будучи членом Союза Писателей с незапамятных времен, регулярно, два раза в год, уезжал в переделкинский Дом Творчества литераторов работать недели на две-три. В доме тогда все становилось с ног на голову, к маме ходили подружки, уже не боявшиеся нарушить строгий распорядок дня папы. Ездила туда и мама в 90-е, совмещая отдых с решением вопросов в министерстве кинематографии и прочих московских инстанциях. Меня в Переделкино, в отличие от Домов Творчества в Пицунде и Юрмале, никогда не брали, даже не знаю, почему. После переезда в Москву поездки в Переделкино к папе, приезжающему теперь туда всего раз в год, осенью, стали традицией. На этих выходных мы снова были в писательском краю.

До Переделкино всего 20 минут на электричке с Киевского вокзала. Цена билета — 22 рубля. Чтобы попасть в Дом Творчества и расположенные рядом писательские дачи нужно, сойдя с московской электрички, пойти направо, в сторону резиденции Патриарха, обогнуть кладбище, дойти до указателя на ресторан «Дети Солнца», расположенного на территории Дома Творчества. До сюда от станции — около полутора километров, минут 15 пути. Писательский городок был основан в 1934 году по идее Горького; было возведено около 50 дач, передававшихся советским писателям в безвозмездное пользование. Не найдется, наверное, ни одного признанного в СССР писателя, который бы тут не отдыхал. Сейчас в Переделкино работают три дома-музей — Бориса Пастернака, Корнея Чуковского и Булата Окуджавы, три оазиса прелестного дачного образа жизни интеллигентного человека, жизни, лишенной нашей суеты и спешки. Помню, в прошлом году, после свадьбы, мы приезжали к папе в Переделкино и ходили на дачу Окуджавы, где папа, лично знакомый с Булатом Шалвовичем, вступил в спор с экскурсоводом по поводу отношений Окуджавы и Советов. Окуджава бывал у нас дома после своих самарских (вернее, куйбышевских) концертов в середине 80-х. Мне было мало лет, так что его я совсем не помню, зато бабушка любит рассказывать истории о том, как мама с папой поставили на уши всех знакомых, включая директора ликеро-водочного завода, готовясь к приходу Окуджавы. На ужин тогда была домашняя буженина, мамино коронное блюдо. Песня Окуджавы про виноградную косточку была для меня в детстве колыбельной.

Членам Союза Писателей отдых в Переделкино раньше субсидировали. В наше смутное время платить за все приходится самим. В этом сезоне день в одноместном номере с удобствами стоит 970 рублей. Если брать номер в старом корпусе, где туалеты на этаже, то он будет стоит на 140 рублей дешевле. Это — льготные цены для членов Союза и их семей. Питание включено — кормят три раза в день. Для заезжающих со стороны обед стоит 230 рублей. Кормят неплохо, без наворотов, причем меню, говорят, сильно зависит от того, отдыхают ли между рейсами бортпроводники каких-то северных авиалиний. Правда, бортпроводников писатели не очень жалуют — шумят, говорят, нарушают покой.

Сейчас в Доме Творчества отдыхают в основном писатели старой гвардии. Не шумят, вспоминают свою молодость и расцвет Переделкино, когда и библиотека была большая, и творческие встречи и концерты проводились, и на микроавтобусе можно было до Москвы доехать, а не ждать редкий автобус до станции. И деревянные дома на территории тоже были отданы писателям. Сейчас они арендуются далекими от литературной жизни людьми. Несмотря на все эти перемены, увы, не к лучшему, папа мой Переделкино любит, ему здесь хорошо работается, да и все знакомо, привычно, номер из года в год один и тот же. Я люблю Переделкино за запах леса, за белок, за писательские разговоры из серии: «А помните, Борис Зиновьечич, мы с вами в 86 году...», за полуразрушенные беседки, заросший пруд и вообще за атмосферу покоя.


Старый корпус



Внутри














Писатели шум не любят






Общий балкон, как раз напротив манчжурского ореха, который так любят белки


Новый корпус, коридор. По стенам - фотографии писателей



У папы в номере


Балкон номера


За окном


Мы с папой у него в номере


На территории Дома Творчества







По дороге со станции


Храм рядом с резиденцией Патриарха


Ворота резиденции


Храм Преображения Господня








Мне храм Преображения Господня
Так кротко светит, но лишь раз в году,
И вот сюда приехал я сегодня,
И верю, что себя в себе найду.
Моя душа изныла, изболелась
И беспокойна, как родная Русь,
А ей бы и спокойствие и смелость –
Перекрещусь на храм, преображусь.

Хотя б в стихах… Глубины русской речи
Опять коснутся сердца и лица,
Которое гримасой изувечил
Я в тяжких снах о близости конца…
А храм меж тем звонит, и в этом звоне
Есть нота очень тонкая одна,
Которая среди басов не тонет,
И радость обещает мне она.

И это радость вечной и нетленной
Любви, что выше всех людских наук.
Не колокол – а из глубин Вселенной
Доносится зовущий этот звук.
Молчать, не сделав лишнего движенья,
Не ошибиться ни в одной строке,
А то исчезнет храм Преображенья,
Хоть будет и стоять невдалеке.

2006
Tags: Москва, Переделкино, мой отец - Борис Сиротин, путешествия
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author